Борбор Азия

Китай в Центральной Азии: гуманитарная помощь и торговля

8 мая 2020 г. 14:55 217

Чем Китай может похвастаться и что предпочитает скрывать в сфере своей активности в республиках Центральной Азии на фоне пандемии коронавируса. Об этом читайте в ежемесячном бюллетене о деловой активности КНР в Центральной Азии, подготовленном экспертом по политике Китая в регионе

Если вы читаете среднеазиатские СМИ, то наверняка уже слышали, что Китай — хороший сосед, готовый щедро помочь друзьям в трудную минуту. Пресс-службы посольств КНР работают не покладая рук, распространяя новости о щедрости Пекина: тысячи тест-систем для диагностики коронавируса, наборы с индивидуальными средствами защиты, команды китайских врачей.

Пандемия также дает китайским компаниям возможность попиариться в странах, где к ним обычно относятся с опаской. В частности, 12 апреля компания Zijin Mining передала Киргизии средства защиты и термометры, сообщило посольство Китая в Бишкеке.

Тем временем технический гигант Huawei расширяет в узбекской столице инфраструктуру «умного города». В опубликованной 3 апреля статье (больше похожей на пресс-релиз) на новостном сайте Podrobno.uz отмечается, что «компания не оставила Узбекистан и в самые сложные времена борьбы с эпидемией коронавируса, обеспечив главную воздушную гавань страны на безвозмездной основе двумя тепловизорными камерами».

О Китае теперь в ближайшее время точно не забудут, но лидерам государств Центральной Азии денежные вливания понадобятся больше, чем камеры.

Долговые послабления вдоль «Пояса и пути»

По состоянию на 2019 год Бишкек был должен Пекину порядка 2,3 миллиарда долларов, что эквивалентно примерно 30 процентам ВВП Киргизии. Президент Сооронбай Жээнбеков 14 апреля попросил президента КНР Си Цзиньпина о помощи. Переговоры с Экспортно-импортным банком Китая начались две недели спустя.

Как сообщило 30 апреля издание «Файнэншл таймс», у Пекина пока нет общего плана по поводу того, как быть с «волной заявок» на долговые послабления со стороны стран, присоединившихся к инициативе «Один пояс, один путь». Китайские переговорщики предпочитают работать на двусторонней основе, и «приостанавливать выплату процентов» по кредитам, а не списывать их, сказал газете один правительственный советник.

Киргизия привыкла к немного более щадящему обращению со стороны своего другого основного покровителя — России. Хотя последний раз, когда Москва три года назад списала Бишкеку долги, уже подзабылся, и России трудно соревноваться с Китаем по толщине кошелька, российский рынок никуда не делся.

Торговая статистика

Россия — впервые за два года и с минимальным отрывом от главного конкурента — вернула себе статус главного внешнеторгового партнера Узбекистана.

Товарооборот между Китаем и Центральной Азией в первом квартале значительно сократился: на 47% с Киргизией, и порядка 20% с Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном, согласно собственным данным КНР.

Но Китай очень хочет наверстать упущенное, заверил министр торговли Китая Чжун Шань вице-премьера Узбекистана Сардора Умурзакова во время состоявшегося 15 апреля телефонного разговора. Неделей ранее из эпицентра коронавируса — провинции Ухань — в Узбекистан выехал поезд с партией из 216 автомобилей Chevrolet Equinoxes. Это была первая поставка с тех пор, как в феврале Китай прекратил экспорт автомобилей на пике эпидемии covid-19 на своей территории.

Дырявые границы?

Пекин так стремится вернуться к нормальной жизни, что, возможно, нарушает введенный Узбекистаном режим полного прекращения авиасообщения. Китайских рабочих по-тихому привозят в страну на китайских самолетах с гуманитарной помощью, сообщило 7 апреля радио «Озодлик». Сотни инженеров, специалистов и других рабочих прибыли в Узбекистан четырьмя чартерными рейсами, которые, согласно официальной информации, были предназначены для перевозки врачей и гуманитарной помощи. Некоторые из них направлялись на цементный завод в Андижане, прочие — на заводы в Ташкенте. Судя по всему, по приезде их всех поместили в карантин на 14 дней. (Приезжали ли в Узбекистан специалисты и бизнесмены и на других самолетах вместе с гуманитарной помощью, доподлинно неизвестно. Поиск в китайских источниках особо не пролил свет на этот вопрос. А посольства Китая, обычно не упускающие возможности попиарить КНР, подобной информацией делиться не спешат).

Крупные проекты

Но если каким-либо бизнесменам удалось просочиться в ЦА, то им было чем заняться. Ниже представлены некоторые из крупнейших китайских проектов в регионе в прошлом месяце:

• Государственные нефтяные компании Казахстана и КНР создали на юге Казахстана совместное предприятие по производству стальных труб для транспортировки нефти, газа, воды и нефтепродуктов, сообщило министерство промышленности и инфраструктуры Казахстана 8 апреля.

• При поддержке одного из крупнейших государственных китайских конгломератов, China Oil and Foodstuffs Corporation, в Душанбе был модернизирован крупный мукомольный комбинат, способный перерабатывать 400 тонн пшеницы в сутки, сообщило издание Asia-Plus 20 апреля.

• 18 апреля три 60-метровые турбинные лопасти, предназначенные для ветровой электростанции «Жанатас» мощностью 100 МВт, пересекли границу Казахстана в Хоргосе, сообщило китайское посольство. «Жанатас» является крупнейшим ветроэнергетическим проектом в Центральной Азии и реализуется Государственной энергетической инвестиционной корпорацией Китая. Первая фаза проекта была сдана в эксплуатацию прошлым летом.

• Премьер-министр Таджикистана Кохир Расулзода 27 апреля навестил китайских строителей на шоссе Душанбе-Бохтар (бывший Курган-Тюбе), сообщает компания Sinohydro 16th Bureau, «дочка» китайской Power China. В ходе своего визита премьер-министр выразил надежду на то, что, несмотря на пандемию, китайские подрядчики продолжат работу, сказал, что делает все возможное, чтобы вернуть ключевых рабочих из Китая в Таджикистан, и пообещал «обеспечить, чтобы проект был сдан согласно графику в сентябре следующего года и стал новой главой в китайско-таджикской дружбе». С 2016 года в Бохтаре функционирует китайский текстильный комплекс стоимостью 160 миллионов долларов. Шоссе облегчит экспорт таджикского текстиля.

Яу Цз Ян, занимается исследованием политики Китая в Центральной Азии в Академии ОБСЕ в Бишкеке. Eurasianet, США