Орусия

Как Турция проиграла России битву силы​-воли

11 марта 2020 г. 18:44 241

Эрдоган говорил жестко, но в итоге был вынужден уступить свои завоевания в Идлибе Москве и Дамаску, указывает автор. Он подчеркивает, что Турция не выполнила ни одно из своих обещаний по Сочинскому соглашению. Все намерения Эрдогана навязать свою волю Дамаску и Москве провалились

Когда будет писаться история сирийского конфликта, то сражение между Сирийской армией и ее союзниками с одной стороны и турецкими военными и поддерживаемыми Турцией сирийскими повстанцами с другой стороны (оно продолжалось вблизи сирийского города Саракиба с начала февраля до начала марта 2020 года), войдет в нее как одно из решающих сражений этой войны.

Битва за Саракиб была не только столкновением между сирийскими и турецкими военными, она была также испытанием политической воли в противостоянии между турецким президентом Реджепом Эрдоганом и его российским визави Владимиром Путиным. История покажет, что Турция потерпела поражение в обоих случаях.

Битва за Саракиб уходит корнями в сражение, начавшееся в декабре 2019 года, и это было наступление Сирийской армии, поддержанное российскими Военно-воздушными силами, против сил протурецкой оппозиции в Идлибе и вокруг него. Сирийско-российское наступление означало разрушение так называемого Сочинского соглашения, заключенного 17 сентября 2018 года, согласно которому были установлены «зоны деэскалации», призванные развести в Идлибе Сирийскую армию и антиправительственные силы. Это соглашение предусматривало также создание «наблюдательных пунктов» — на самом деле, это были укрепленные посты в составе нескольких сот солдат плюс оборудование, — по всей зоне деэскалации в Идлибе.

В обмен на легитимацию существования укрепленных турецких наблюдательных пунктов Сочинское соглашение предусматривало проведение специальных действий со стороны Турции, в том числе наблюдение за организацией «демилитаризованной зоны» внутри зон деэскалации, где исключалось нахождение танков, артиллерии и реактивных систем залпового огня. Кроме того, до 15 октября 2018 года оттуда нужно было вывести «все радикальные террористические группировки». На Турцию также была возложена ответственность за восстановление движения по двум стратегическим автомобильным магистралям связывающим город Алеппо с Латакией (шоссе М4) и Дамаском (шоссе М5).

Хотя Турция установила свои укрепленные наблюдательные пункты, она не выполнила ни одно из своих обещаний по Сочинскому соглашению: не была создана демилитаризованная зона, не были отведены тяжелые вооружения, и никакие «радикальные террористические группировки» не были удалены из зоны деэскалации. Этот последний пункт имел особое значение, поскольку наиболее известная из этих радикальных террористических группировок «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в России — прим. редакции ИноСМИ) является также самой крупной и наиболее эффективной антиасадовской группировкой в провинции Идлиб.

Цель начатого в декабре 2019 года сирийского военного наступления состояла в том, чтобы силой оружия добиться того, что не смогла сделать Турция, — восстановить транзитное сообщение как по шоссе М4, так и по шоссе М5, а также вытеснить «Хайят Тахрир аш-Шам» и другие антиасадовские повстанческие группировки из зон деэскалации. В начале февраля 2020 года сирийская армия в ходе наступление окружила несколько турецких наблюдательных пунктов, и в результате Турция оказалась в сложном политическом положении: турки вынуждены были сидеть сложа руки и наблюдать за тем, как антиасадовские силы, которые она помогала создавать, обучать и экипировать, проигрывают на поле боя.

3 февраля Турция попыталась остановить сирийское наступление за счет усиления своего наблюдательного пункта, расположенного в городе Саракибе, откуда можно вести наблюдение за пересечением автодорог М4 и М5. Было очевидно: тот, кто контролирует Саракиб, контролирует и эти два шоссе. В тот момент, когда большой турецкий военный конвой направился в сторону Саракиба, он попал под обстрел сирийской артиллерии, в результате чего погибли пять турецких солдат и три турецких гражданских контрактника. Турция в ответ обстреляла позиции Сирийской армии, и жертвами этого обстрела стали многие сирийские солдаты. Это был начальной раунд того столкновения, которое превратится в битву за Саракиб, и это было также первым крупномасштабным боестолкновением между сирийскими и турецкими военными с начала кризиса в Сирии в 2011 году.

Сирийское наступление на турецкую армию в Идлибе было красной чертой для президента Эрдогана, который накануне, 5 февраля, в своем заявлении, обращенном к турецкими парламентариями, сделал следующее предупреждение: «если сирийский режим в феврале не отступит от турецких наблюдательных пунктов в Идлибе, то тогда сама Турция будет обязана сделать так, чтобы это произошло». Эрдоган подкрепил свою риторику размещением десятков тысяч турецких солдат, бронированной техники и артиллерии на границе с Сирией, а также продолжал направлять подкрепления своим осажденным наблюдательным пунктам в Идлибе.

6 февраля Сирийская армия захватила город Саракиб. Спустя четыре дня, 10 февраля, поддерживаемые Турцией повстанцы при поддержке турецкой артиллерии начали контратаку на позиции Сирийской армии вокруг Саракиба, однако она была отбита сирийским артиллерийским огнем. В ходе боя турецкий наблюдательный пункт около населенного пункта Тафтаназ оказался под огнем сирийской артиллерии, — пять турецких солдат были убиты и еще пятеро ранены. Турки в ответ нанесли удар по позиция Сирийской армии на всей территории провинции Идлиб с использование плотного артиллерийского огня, а также ракет.

Выступая перед турецкими парламентариями после атаки у населенного пункта Тафтаназ, Эрдоган заявил: «с этого момента мы будем наносить удары по вооруженным силам режима повсюду, независимо от Сочинской сделки, если хоть немного пострадают наши солдаты на наблюдательных пунктах или в других местах». А еще он добавил: «Мы самым решительным образом настроены на то, чтобы к концу февраля отбросить назад (силы режима) за границы, обозначенные в Сочинской сделке».

Захват города Саракиба, а также жизненного важного пересечения шоссе М4 и М5 позволило Сирийской армии установить контроль над всей автомагистралью М5, и это произошло впервые с 2012 года. Затем Сирийская армия продолжила движение на запад в сторону города Идлиба и приблизилась на расстояние в 13 километров к столице этой провинции. Чтобы остановить продвижение сирийских войск, Турция направила в этот район сотни бойцов из состава Сил специального назначения, которые были включены в ряды антиправительственных подразделений. Они помогали координировать их наступление с работой турецкой артиллерии и поддерживающим огнем систем залпового огня. Начиная с 16 февраля повстанцы, поддерживаемые турецкими бойцами Сил специального назначения, начали безжалостную атаку на позиции Сирийской армии в районе деревне Найраб, расположенной на полпути между Идлибом и Саракибом. В конечном итоге этот населенный пункт был захвачен 24 февраля. Однако цена оказалась высокой — сотни повстанцев были убиты, и, кроме того, в числе жертв оказались турецкие солдаты.

После этого турки и их союзники из числа повстанцев обратили внимание на сам город Саракиб. Они двигались от деревни Найраб и захватили опорный пункт в восточном пригороде Саракиба, перерезав таким образом шоссе М5 в нескольких местах. Сирийская армия перевела большую часть своих участвующих в наступлении сил на юго-запад, и там сирийские войска продолжили продвижение в сторону трассы М4. Сирийцы позвали боевиков из «Хезболлы», а также проиранское ополчение для того, чтобы они помогли стабилизировать ситуацию в районе Саракиба. Турецкие военные, пытаясь прекратить российские и сирийские атаки с воздуха, начали размещать переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) и выпустили более 15 ракет. Ни одна из них не попала в цель, однако они заставили россиян и сирийцев прекратить атаки и оставить этот район.

В ответ на размещение Турцией ПЗРК российские и сирийские военно-воздушные силы 27 февраля совершили нападение на турецкий механизированный батальон, действовавший в южной части Идлиба. Его жертвами стали 33 турецких солдата, а 60 из них получили ранения. Эта атака вызвала шок в Турции, а Эрдоган пригрозил наказать всех виновных, включая россиян (российские военные отрицали свое участие в этой атаке, несмотря на имеющиеся доказательства обратного).

1 марта президент Эрдоган приказал турецким войскам начать генеральное наступление на Идлиб в рамках операции под названием «Весенний щит». Ее цели состояли в том, чтобы отодвинуть сирийских военных и их союзников на позиции, которые они занимали на момент подписания Сочинского соглашения в сентябре 2018 года. Объединенное наступление при участии турецких войск и повстанцев натолкнулось на упорное сопротивление со стороны Сирийской армии, поддержку которой оказывала российская авиация. Сирийской армии удалось вновь захватить Саракиб и установить полный контроль над трассой М5, сведя тем самым на нет все предыдущие успехи Турции.

4 марта ситуация для поддерживаемых Турцией повстанцев оказались настолько тяжелой, что они перестали делать вид, что воюют отдельно, и вместо этого укрылись на турецких опорных пунктах, чтобы избежать атак со стороны российских Военно-воздушных сил. Эрдоган понял, что игра закончена и 5 марта направился в Москву для участия в чрезвычайном саммите с российским президентом Владимиром Путиным, на котором они договорились о новых условиях прекращения огня.

Московский саммит оказался горькой пилюлей для Эрдогана. Хотя это соглашение было названо «дополнительным протоколом» к Сочинскому соглашению 2018 года, новая сделка между Эрдоганом и Путиным в Москве сильно напоминает документ о признании турками своего поражения. Пылкая риторика Эрдогана и его угрозы отбросить Сирийскую армию за пределы Идлиба не дали никакого результата, и он вынужден был согласиться с новой зоной «деэскалации», границы которой были определены линией фронта по состоянию на 6 марта.

Более того, турки теперь вынуждены осуществлять меры по защите и мониторингу 12-километровой «демилитаризованной зоны» вдоль шоссе М4 и делать это совместно с российскими военными. Ко всем полученным ранам было добавлено еще и оскорбление, — туркам отказали в просьбе об установлении бесполетной зоны над Идлибом, таким образом контроль над воздушным пространством оказался в руках российских Военно-воздушных сил. Вместе с тем турки должны по-прежнему разоружать и удалять всех боевиков, принадлежащих к террористическим организациям, то есть в данном случае всех членов «Хайят Тахрир аш-Шам», самой многочисленной и эффективной группировки, противостоящей режиму Асада. Короче говоря, Россия сохранила для Сирии все завоеванные с таким большим трудом позиции и не сделала никаких уступок Турции, за исключением сохраняющего лицо соглашения о прекращении огня.

Для Сирии и России сражение за Саракиб означало восстановление суверенитета Сирии над всей сирийской территорией, а для Турции речь шла о сохранении на долгое время своего контроля и влияния над северо-западной сирийской провинцией Идлиб. Турция проиграла по обеим позициям. Хотя Турции было разрешено сохранить свои «укрепленные пункты», многие из них сегодня окружены Сирийской армией и не имеют никакого военного значения.

Кроме того, провальные результаты действий Турецкой армии и ее антиасадовских союзников в ходе направленной против Сирийской армии и российских Военно-воздушных сил операции в целом, а также в ходе сражения за город Саракиб свели на нет все, возможно, существовавшие намерения Эрдогана навязать свою волю Дамаску и Москве. Турция теперь понимает, что никакого турецкого военного решения проблемы Идлиба не будет.

Скотт Риттер, The American Conservative, США

Скотт Риттер — бывший сотрудник разведки Корпуса морской пехоты США; принимал участие в операции «Буря в пустыне» (Desert Storm), Является автором книг, в том числе недавно «Сделка Века: как Иран заблокировал Западу путь к войне» (Deal of the Century: How Iran Blocked the West's Road to War).