Ара жолдогу мамлекет

Оппозиционное духовенство Ирана предлагает отделить политику от религии

3 декабря 2019 г. 10:03 218

Последняя протестная волна в Иране, как видно, вызвала раскол в главном руководстве страны - среди самих великих аятолл, обладающих безграничной властью в системе Иранской Исламской Республики.

Духовенство все более ополчается против действий как светского правительства во главе с Роухани, так и против своего главного духовного лидера Хаменеи. Несколько авторитетных аятолл публично осудили жестокое подавление народных акций, а потом пошли дальше и теперь критикуют абсолютный контроль духовенства над всеми государственными политическими структурами. По сути, это призыв к отделению религии от государства.Споры вокруг роли религии в госуправлении в Иране были и прежде, но по ходу нынешних протестов этот вопрос уже обсуждается в иранской прессе. Отметим, что за время волнений были разгромлены и подожжены офисы Пятничных имамов в 12 крупных городах Ирана. Этот институт власти, в принципе, аналог советских партийных органов и так же, как они, наделен полномочиями руководить всеми хозяйственными, административными и прочими структурами. И теперь народ восстает против такого засилья религии. В провинциях Шираз, Фарс, Лорестан, Западный Азербайджан, Альборз, Хузистан и других были нападения на медресе, различные религиозные институты. В некоторых городах во время протестов муллы опасались выходить на улицы.

Недавно вернувшаяся из ИРИ известный российский востоковед-иранист Елена Дунаева в интервью Haqqin.az рассказала, что участники волнений открыто проявляли жестко негативное отношение ко всему духовенству. Авторитетные в Иране религиозные деятели видят причину такой враждебности в сращивании политики и ислама, которое не приносит пользы ни духовенству, ни народу.«Уже сами аятоллы требуют отделить религию от политики или предпринять хотя бы частичный отход мечети от политической жизни, - утверждает Е. Дунаева. - В Иране религиозная система государства имеет очень много общего с советской системой, где коммунистические партийные комитеты были на всех предприятиях и в организациях. Осознание пагубности для духовенства такой ситуации сегодня происходит во всей иерархии исламской системы Ирана - от политиков до высшей исламской элиты. Некоторые высокопоставленные духовные лица Кума уже отрыто говорят о необходимости пересмотра роли религии в управлении государством».

Как отмечает ученый-иранист, недовольные действиями Хаменеи в Куме аятоллы считают, что Вали Фагих (навечно избираемый Верховный лидер) должен быть персоной, которая набрасывает только очень общие контуры развития государства. Политолог напоминает, что в таком ярком проявлении недовольство в среде религиозной элиты было только 40 лет назад, когда известные духовные лица выступили против того, что бы духовенство возглавляло все ветви власти.«Еще в первые годы революции выходец из Восточного Азербайджана аятолла Маджид Таклит Шариатмадари выступил против политики аятоллы Хомейни, когда духовенство подмяло под себя меджлис, прокуратуру и т.д. И вот спустя 40 лет духовенство в Куме и даже иранская пресса широко обсуждают вопрос разделение религии и власти. Последователи Шариатмадари, Мунтазери, Ширази заявляют, что санкции и ядерное соглашение компрометируют духовенство и снижают влияние ислама», - отмечает российский эксперт.Для справки: аятолла Шариатмадари руководил антишахскими выступления вплоть до победы революции и возвращения Хомейни в феврале 1979 году. Обладавший непоколебимым авторитетом Шариатмадари обвинил Хомейни в трансформации монархии под теократическую систему Вилаяти Фагих. Также он упрекал Хомейни в отказе от предоставления национальной автономии этническим меньшинствам. Шариатмадари в самый последний момент остановил вооруженное выступление своих сторонников в Тебризе. Но это не спасло от репрессий членов его Мусульманской народно-республиканской партии «Хезбе джумхуррийе Халге мюсюльманэ Иран», а самого Шариатмадари держали под домашнем арестов вплоть до его смерти в 1986 году.

Вслед за арестом аятоллы Шариатмадари последовали кровавые карательные операции в отношении так же требовавших национальной автономии курдов и беллуджей. Одновременно были заточены в тюрьмы, расстреляны или бежали из страны остальные революционеры «народные муджахеддины», члены иранской компартии ТУДЕ и иранские либерал-демократы.

* * *

Как считает Е.Дунаева, прошедшие в ноябре акции вобрали в себя совокупность ряда важных факторов, которые определят развитие событий в будущем. В Иране изменение цен на бензин всегда вызывало протесты, но нынешнее повышение цен стал поводом к масштабным социально-политическим протестам. В то же время американские санкции привели к закрытию или банкротству предприятий, работавших на иностранных составляющих, что сильно повысил уровень безработицы. Особенно высокая безработица среди молодежи и людей с высшим образованием. И это тоже способствовало нарастанию недовольства населения.

Санкции были введены не только против иранских компаний, но и в отношении сотрудничающих с ИРИ иностранных компаний. Естественно, крупные европейские корпорации прекратили деловые отношения с Ираном. В частности, нефтяной гигант Total, судоходная группа Maersk, автоконцерны Daimler и Renault, железнодорожная компания Stadler Rail, фармкомпания Sanofi и др.

«Составляющая 40% населения иранская молодежь требует послабления норм исламского режима, - подчеркивает политолог. – Она хочет большей либерализации политической и социальной жизни. Среди определенной части протестной молодежи стали очень популярны существовавший до 1979 года светский Иран и покойный шах Мухаммед Реза Пехлеви. Пресс-секретарь Корпуса стражей исламской революции Рамазан Шариф назвал эту молодежь «сорвавшемся поколением», которое поставило под сомнение все, что обычно говорилось об исламском Иране, о прежнем шахском режиме.

С другой стороны, протестам поспособствовали люди из консервативного крыла нынешнего режима, которые смогли понять самую бедную часть иранского общества. Им удалось вывести на антиправительственные демонстрации бедноту в маленьких городах и поселках. Цель вполне понятная: сместить умеренно либеральное правительство Хасана Роухани. Наиболее консервативные радикально-исламские силы хотят получить большинство на предстоящих в феврале следующего года выборах в парламенте и затем заполучить исполнительную власть».

Haqqin.az