Ислам дүйнөсү

Секретные места пыток: Правда о репрессиях в Турции

21 декабря 2018 г. 14:26 204

Похищения, спонсируемые государством.

Режим Эрдогана похищает членов движения Гюлена по всему миру и предъявляет им тяжелые обвинения. Одной из составляющих системы похищения людей являются секретные тюрьмы, в которых похищенных подвергают пыткам. Настоящее исследование – плод сотрудничества девяти международных организаций СМИ под управлением организации Correctiv: Frontal 21-ZDF, Correctiv (Германия), El País (Испания), Le Monde(Франция), Haaretz (Израиль), İlFatto Quatidiano (Италия), Addendum (Австрия), Monday Morning (Дания), TT News Agency (Швейцария).

ПОХИЩЕНИЯ И ПЫТКИ: “ТЕМНЫЕ МЕСТА” ТУРЦИИ

9 медиа-агентств из 8 стран объединившись, совместными усилиями провели международное исследование под названием “Темные места Турции” (“Black Sites Turkey”), о похищениях и пытках людей, имеющих отношение к движению Фетхуллаха Гюлена.

По данным исследования Разведовательная служба Турции (MIT), пользуясь своими возможностями, занимается насильственными похищениями людей, имеющих отношение к движению Фетхуллаха Гюлена, как внутри, так и за пределами Турции, подолгу содержит их в тайныхместах и подвергает различным пыткам.

В отчете, подготовленном 13 журналистами, содержится информацияо жертвах таких похищений и о том, что им пришлось пережить. Имена отдельных лиц изменены, истории других даются от их собственных имён. Полученная из разных источников информация подвергалась перекрестной проверке и не вызывает сомнений. В отчете исследования, наряду с выдвижением серьезных обвинений, предоставляется также иподтверждающая информация.

Согласно исследованию, подобные похищения происходят в Косово, Габоне, Судане, Молдове, Азербайджане, Украине, Малайзии, Швейцарии, Монголии и многих других странах.

Косово

Около 8 часов утра 29 марта 2018 года, окраина Приштины, столицы Косово. Рядом с придорожной теплицей, где продаются горшечные растения и саженцы деревьев, припаркованы две машины, семейное авто и полицейский патрульный автомобиль. Двое мужчин в полицейской форме приближаются к машине, которую они только что остановили. Все выглядит как обычная проверка.

Один из офицеров разговаривает с водителем через окно. Тем временем его партнер медленно кружит вокруг задней части машины. Без предупреждения он открывает переднюю пассажирскую дверь, хватает пассажира за горло и выталкивает его из машины. Из задней части выскакивает женщина и начинает протестовать. Пока это происходит, другой офицер вытаскивает водителя, надевает на него наручники и сажает его в патрульную машину. Его пасажир спешит присоединиться к нему, и они уезжают. Женщина выбегает на дорогу, отчаянно пытаясь остановить проезжающую машину. «Мы учителя! Это делает Эрдоган! - кричит она в панике.

Несколькими минутами ранее в близлежащем международном аэропорту Приштины приземлился частный самолет Bombardier Challenger с регистрацией TC-KLE. Около 10 утра он снова взлетает. На борту находится водитель перехваченного транспортного средства, а также еще пять человек. Все, кроме одного, являются учителями в школе имени Мехмета Акифа в Приштине. Официальное место назначение самолета: военная база под Анкарой.

К счастью, придорожная камера видеонаблюдения запечатлела похищение от начала до конца.

В последние два года это далеко не редкое явление. То же самое происходит в Габоне, Судане, Республике Молдова, Азербайджане, Украине, Малайзии, Швейцарии и Монголии. Довольно внушительный список стран, в которых турецкие граждане, связанные с оппозиционным движением Гюлена, похищаются и принудительно возвращаются в Турцию в обходдлительныхи утомительных процедур выдачи, становится поводом для международного скандала.

После неудавшегося государственного переворота в июле 2016 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пообещал, что члены движения Гюлена будут возвращены в страну и переданы ее системе правосудия. Есть также сведения о другой, более темной стороне механизма подавления, о которой до сих пор не сообщалось: секретные места пыток в Турции.

Турецкое правительство не ответило на запрос о комментариях к этому исследованию. В прошлом правительство отрицало обвинения в пытках.

“Extraordinary renditions” (“Чрезвычайные выдачи”) – так называлась секретная программа США по борьбе с терроризмом. ЦРУ похищало подозреваемых в терроризме по всему миру, доставляя их в отдаленные места, и пытая там. Помимо Гуантанамо на Кубе, у ЦРУ есть секретные тюрьмы и лагеря во многих частях мира, в том числе в Польше и Таиланде. В этих так называемых «черных местах» не соблюдаются ни международно признанные права человека, ни местные законы.

Наше исследование показывает, что в Турции действует аналогичная программа, но с отдельными отличиями: в то время как турецкая разведывательная служба MIT похищает турецких граждан в зарубежных странах, часто при попустительстве местных органов власти, согласно сообщениям жертв и правозащитников, люди также исчезают и в самой Турции. И в отличие от ЦРУ, турецкому государству не нужно доставлять жертв в места за рубежами страны.

Обратившись к CORRECTIV, Frontal 21, программе расследований немецкой общественной телекомпании ZDF и другим журналистам из международной команды, два гражданина Турции, каждый по отдельности подробно описали то, что они назвали насильственным похищением их и многомесячными пытками в черных местах в Турции. Это первые свидетельства очевидцев в таком роде. Оба они являются последователями движения Гюлена. Некоторые детали их заявлений проверить невозможно. Но при рассмотрении, оба кажутся заслуживающими доверия.

АНКАРА

Первый, Толга (псевдоним), говорит о похищении его прямо с улицы, которое продлилось от силы пять секунд. Толга - бывший сотрудник учреждения, управляемого Движением Гюлена, которое Президент Эрдоган обвиняет в попытке неудавшегося военного переворота в 2016 году. Когда Толга был похищен с улицы в первой половине 2017 года, он уже несколько месяцев скрывался, перебираясь из квартиры в квартиру со своей семьей.

Толга только что оставил свою дочь в школе, когда перед ним внезапно появился мужчина, который что-то кричал и жестикулировал. Пока Толга пытался понять, что говорит этот человек, его схватили сзади, затем заставили сесть в тёмный фургон-транспортёр.


Внутри он подвергся жестокому избиению. Потом все потемнело, потому что на его голову был натянут черный мешок. Он и предположить не мог, что будет ходить с ним на голове в течение следующих трех месяцев. Когда он больше не мог сопротивляться, ему связали руки и ноги. В голове вертелась мысль: он слышал о подобных похищениях, но неужели теперь это происходит с ним?

Поездка не заняла много времени. Толга услышал, как открылась тяжелая дверь, и его отвели в холл, заставили снять одежду, надели пижаму и заперли в камере. Из-за запертой двери ему приказали встать на колени спиной к двери и опустить голову. Через полчаса они вошли. И забрали его из этой камеры в другую комнату.

И тогда началась пытка. Несколько человек избивали его дубинками и наносили удары током. Они кричали и оскорбляли его. Потом вложили ему что-то в руку. Нечто вроде секс-игрушки. Они заставили Толгу снять одежду и встать на колени на пол. “Ты знаешь, что мы хотим с этим делать», - усмехались они, и один из них сел ему на спину.

Должно быть, в комнате была камера. Позже, всякий раз, когда он пытался сдвинуть мешок с головы, они кричали на него через громкоговоритель. Через десять дней Толге разрешили принять душ, и впервые с момента его прибытия он увидел собственное тело, который был весь в синяках. Он похудел.

Толге давали очень мало воды. Утром он получал небольшой бутерброд с сыром и помидорами, вечером - тарелку рисового супа и кусок хлеба. Между приемами пищи его допрашивали и пытали два или три раза в день.

Как только он закрывал глаза, ему снились кошмары. Он видел своих плачущих детей. Вот почему он старался не спать. Избиения переносить было легче, чем выслушивать угрозы его семье: «Мы сделаем то же самое с твоей женой, твоми родителями. А твои дети будут смотреть на все это”.

Иногда они снимали мешок с его головы и помещали его перед стеной с фотографиями. Они требовали дать информацию о других участниках движения Гюлена: у кого финансовые проблемы, у кого слабость к материальным вещам. Казалось, они уже многое знали.

Война Эрдогана против Гюленистов

Нет пощады врагу, который когда-то был другом. Возможно, именно поэтому режим Эрдогана так жестоко и неустанно преследует движение Гюлена со времени неудачной попытки государственного переворота летом 2016 года. «Мы будем продолжать борьбу с гюленистами до тех пор, пока не уничтожим их полностью», - сказал он депутатам от «Партии Справедливости и развития» (ПСР) в июле этого года.

При военном правлении в Турции исламисты были фактически исключены из национального правительства. Вместо этого началась постепенная исламизация общества снизу вверх. Движение Гюлена тоже вносило свой вклад в эту общую тенденцию, но концентрировало свои усилия на строительстве школ и учреждении благотворительных организаций.

Со временем движение стало видной силой в стране и за ее пределами. По некоторым оценкам, количество последователей Фетхуллаха Гюлена, проживающего в США, поддерживающих его понимание ислама, насчитывает несколько миллионов человек по всему миру. Они управляют почти 2000 школами примерно в 160 странах, такими как, например, колледж имени Мехмета Акифа в Приштине. Коммерческие операции, связанные с группой, оцениваются в десятки миллиардов евро. В 1990-х годах движение заключило стратегический союз с Эрдоганом и ПСР. Вместе они бросили вызов светской политической элите, которая десятилетиями поддерживалась военным правлением. После успехов ПСР на выборах гюленисты смогли найти многочисленных сторонников в административных учреждениях страны, в системе правосудия, в сфере образования, в органах безопасности и в средствах массовой информации.

ПСР и гуленисты действовали совместно против своих внутренних политических соперников: военных, курдов, светских. Но в 2013 году между ними возникла напряженность. На данный момент гуленисты - самые большие враги Эрдогана.

В отличие от ЦРУ и его программы «extraordinary renditions», созданной после террористических атак 11 сентября, Турция не скрывает своих похищений. «Мы вернем в страну одного за другим всех гуленистов, которые сбежали и теперь думают, что они в безопасности, и передадим их нашей системе правосудия», - пообещал Эрдоган. Жертвы похищений часто выставляются напоказ в государственных СМИ. В апреле вице-премьер страны заявил, что 80 гюленистов были возвращены в Турцию из-за границы. Но он не сказал, чего ожидать. Однако министр экономики Турции Нихат Зейбекчи, выступивший сразу после неудачного переворота в июле 2016 года, был более откровенным: «Мы накажем их так, чтобы они умоляли нас убить их, чтобы прекратить свои страдания. Мы заставим их умолять о смерти”.

Убедительны ли свидетели?

После неудачной попытки государственного переворота у движения Гюлена есть все основания заявить о себе на международной арене как о жертве. Могут ли сообщения о секретных местах пыток быть организованной стратегией движения?

Подобные истории распространяются журналистами, близкими к движению Гюлена. Например, видео, опубликованное гюленистским СМИ Bold Medya, представляет собой свидетельство неопознанных жертв пыток. Ряд деталей соответствует тому, что говорит Толга.

Мы беседовали с Толгой в течение нескольких дней по несколько часов, чтобы оценить достоверность его показаний. Чтобы не поставить под угрозу его безопасность, мы выбирали отели, в которые можно попасть через подземные входы. Затем мы встретились с Толгой вместе с представителями медиа-партнеров CORRECTIV в небольшом отеле в Европе. Некоторые коллеги сидели на кроватях, некоторые на полу и задавали зондирующие вопросы. Его ответы были подробны, и в них не было никаких противоречий с его предыдущими показаниями. Время от времени он вставал, описывая камеру, в которой, по его словам, его удерживали. В такие моменты на его глаза снова и снова наворачивались слезы.

CORRECTIV и ее медиа-партнеры впоследствии встретились со второй возможной жертвой. Назовем его «Али». Его мы также интервьюировали несколько раз.

Он тоже работал в организации, связанной с движением Гюлена в Турции. По его словам, он был похищен в другом городе и затем более трех месяцев содержался в местах пыток в Анкаре. Он подтверждает способ действия похитителей, а также их методы пыток независимо от Толги.

Али говорит, что ему не позволяли молиться, заставляли стоять прямо в обнаженном виде, пока он не падал в обморок от изнеможения. «Мне сказали, что я террорист и обвинили меня во всех видах преступлений. Эти люди разработали сценарий заговора в своих головах и отвели мне в нем роль. Я же должен был принять эту роль под пытками».

Из подробностей рассказа Али видно, что он, возможно, содержался в другом месте, чем Толга. Али пытали, используя то, что охранники называли «гробом». Это был тесный закрытый ящик, поставленный в вертикальное положение, в котором он был вынужден стоять. Али говорит, что, оказавшись внутри, дышать было практически невозможно, и он быстро потерял чувство времени и окружения.

Сразу после похищения Али и Толги их семьи вышли в социальные сети. Это, по крайней мере доказывало, что их показания не были сфабрикованы, что также оказалось важным позже для поддержки заявлений о предоставлении убежища за рубежом.

«Твоя жена доставляет нам много беспокойства», - прошептал один из охранников на ухо Толге. Так он узнал, что она его ищет. Она донимала полицию и прокуратуру, связывалась с международными правозащитными организациями, обращалась в социальные сети за помощью в поисках своего мужа.

Международные правозащитные организации, такие как базирующаяся в Нью-Йорке Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch), зафиксировали системные пытки и надругательства в полицейских участках и обычных турецких тюрьмах. Стокгольмский центр свободы (The Stockholm Center for Freedom), основанный турецкими журналистами, установил около 20 случаев исчезновения гюленистов в Турции. Озтюрк Тюркдоган, глава турецкой правозащитной ассоциации IHD, говорит, что ему известно о 15 случаях и он сам работал над несколькими из них. Он предполагает, что за похищениями людей, совершенными среди бела дня (в большинстве случаев, по свидетельствам очевидцев, с использованием черного фургона без номерных знаков),стоят турецкие спецслужбы.

«К сожалению, многие из жертв, которые после похищения были задержаны в течение длительного времени, а затем освобождены, не говорят об этом», - говорит Тюркдоган. «Но их семьи сказали нам, что их подвергали жестоким пыткам. Семьи также говорят, что некоторые не смогли с этим справиться и покончили с собой».

Турецкое правительство не ответило на ряд вопросов о своей международной программе похищений, как и на заявления о “чёрных местах”. В прошлом правительство отрицало пытки. «Они говорят, что мы пытаем. Но мы нетерпимо относимся к пыткам», - сказал Эрдоган после попытки переворота в 2016 году.

Государственное сотрудничество

Международная программа похищений не может считаться законной только потому, что местные системы правосудия являются ее соучастниками.

Xhelal Sveçla, высокопоставленный оппозиционный член парламента Косово, ясно высказался по этому поводу: «Я могу сказать, что факты свидетельствуют о том, что это является наиболее серьезным нарушением нашего суверенитета со времени провозглашения независимости. И это было совершено нашими собственными властями». Как председатель парламентского комитета, который занимается расследованием похищений 29 марта, он пытается разобраться в этом вопросе.

Косово получает значительную финансовую помощь от официальной Турции, а также инвестиции в частный сектор, которые по отдельным оценкам, за последнее десятилетие составили почти 400 миллионов евро. Например, международный аэропорт Приштины принадлежит турецкому бизнесмену, тесно связанному с Эрдоганом. Все это усиливает политическое влияние Турции на страну.

Не все шестеро мужчин, похищенных из Косово в марте, были насильно задержаны из машин. Некоторых в то утро попросили явиться в местные полицейские участки. На кадрах видеонаблюдения аэропорта Приштины видно, как полиция сопровождает шестерых мужчин через здание аэропорта, их руки связаны за спиной, а затем их ведут к частному самолету, ожидающему на летном поле.

Женщина, которая выскочила из машины рядом с лесопитомником - Ясемин Карабина. Она преподает в той же школе, что и ее похищенный муж Юсуф Карабина. Позже в тот же день она позвонила родственникам некоторых из тех, кто был похищен в Турции. Они сказали, что контактов не было, но власти уже сообщили им, что шесть человек были переданы в суды в Турции, и их спросили, хотят ли они назначить адвоката. Семьи в Турции не верили этому и продолжали искать шестерых мужчин. Через несколько часов после похищения сотрудники и ученики школы Мехмета Акифа провели акцию протеста в аэропорту Приштины. Они скандировали: «Верните нам наших учителей!».

А что известно о частном самолете, использованном в операции в Приштине? Расследование, проведенное CORRECTIV и Frontal 21, убедительно показывает, что в операции был задействован самолет с регистрационным номером TC-KLE, который является частью парка самолетов, связанных с турецкой разведывательной службой MIT. В документах в аэропорту Приштины команда оставила документ, в котором было указано имя владельца самолета: турецкая строительная и туристическая компания Birleşik İnşaat Turizm Ticaret ve Sanayi. Компания также была указана в качестве оператора самолета.

Турецкий реестр предприятий дает адрес этой компании: улица Ахмета Хамди, 61, в Енимахалле, пригороде Анкары. И именно здесь размещаются сотрудники турецкой разведывательной службы MIT. Здания MIT находятся чуть ниже по улице.

Компания выглядит тонко завуалированной подставной компанией MIT. Турецкая разведывательная служба MIT не ответила на запрос по этому вопросу. Согласно радиолокационным данным и снимкам, сделанным наблюдателями самолетов, за последние три года, самолет TC-KLE дважды совершал полеты в Германию – в феврале 2017 года и в сентябре 2018 года. Оба рейса совпали с визитами президента Эрдогана и высокопоставленной правительственной делегации в Германию.

Ясемин Карабина, учитель из Косово, не общалась с мужем в течение восьми месяцев после похищения. Адвокаты сообщили ей, что он находится в одиночном заключении в стамбульской тюрьме Силиври. Ему до сих пор непредъявлено обвинение в каком-либо преступлении. Один раз в месяц проводится слушание об опекунстве, на которое не допускают ни родственников, ни адвокатов. Их информируют только о вынесенном решении: о дальнейшем продлении срока содержания под стражей.

Но не все страны оказались столь же услужливыми, как Косово. 27 июля этого года в столице Монголии Улан-Баторе попытка похищения Вейселя Акчая, главы местной школы движения Гюлена, не увенчалось успехом благодаря вмешательству властей.

Здесь также родственники подняли тревогу в социальных сетях и обратились к местным чиновникам. В последнюю минуту правительство предотвратило взлет самолета с жертвой. Акчай был освобожден, никаких арестов не было, Турция отрицает свою причастность.

Но местные журналисты сфотографировали самолет: еще один самолет Bombardier Challenger, на этот раз регистрационный номер TT-4010. Так совпало, что самолет зарегистрирован в той же строительной и туристической компании, расположенной недалеко от штаб-квартиры MIT в Анкаре, согласно данным реестра гражданской авиации Турции.

Однако, похоже, что турецкая разведка не всегда полагается только на свои активы. Чтобы похитить последователей Гюлена из Республики Молдова 6 сентября, похитители зафрахтовали коммерческий авиалайнер. 12 мая 2017 года малазийские власти вынудили Исмета Озчелика, учителя физики, который покинул страну после неудавшегося переворота, вернуться в Турцию на регулярном рейсе Turkish Airlines. Его сопровождали сотрудники турецкой службы безопасности, а также еще двое пленных гюленистов.

В Швеции

Остальная часть семьи Озчелик в настоящее время живет в отдаленной сельской местности Швеции в небольшом доме, окруженном озерами. Сын Исмета Сюхейл Озчелик, ранее учитель физики в школе движения Гюлена в Малайзии, теперь работает сиделкой. Его дети в местном детском саду, его младшая сестра в школе.

После неудавшегося переворота и волны арестов Сюхейл призвал своих родителей присоединиться к нему в Куала-Лумпуре. Через несколько месяцев после их прибытия они стали объектом интереса местных властей. Однажды в декабре 2016 года пять сотрудников иммиграционной службы и четыре офицера в штатском посетили его квартиру. По словам Сухлейла, они не представили ни ордера на арест, ни ордера на обыск, но привезли с собой некоторые документы из турецкого посольства. Они сказали, что Турция отменила паспорт его отца, поэтому им нужно забрать его с собой.

Сюхейл записал все на свой мобильный телефон. Была драка, его отец получил удар в грудь. Затем появились пятеро полицейских в форме и арестовали Сюхейла, его отца и троих его друзей. Все они были в конечном итоге освобождены, проведя две недели по делу сына, а отец - два месяца в тюрьмах Малайзии. Его отец был освобожден после того, как Организация Объединенных Наций предоставила ему паспорт беженца.

В мае 2017 года полицейские в штатском вновь ворвались в его квартиру, чтобы найти его отца. На следующий день попытка отвезти отца в безопасное место потерпела неудачу, когда на станции техобслуживания недалеко от столицы автомобиль Сюхейла был окружен пятью машинами без опознавательных знаков. Около 30 мужчин, некоторые с татуировками и длинными волосами, вышли из машин. Они схватили и забрали отца, а сына удерживали на станции технического обслуживания на протяжении шести часов.

Турецкое правительство при Эрдогане поддерживает прекрасные отношения с Малайзией. Несколько гюленистов были задержаны там. Первоначально, на основании видеоматериалов CCTV, малайзийские СМИ сообщили о похищении «неизвестными лицами» двух граждан Турции в подземной парковке в районе Дамансара Хайтс в Куала-Лумпуре в мае 2017 года. Позже полиция заявила, что они были задержаны «за действия, угрожающие безопасности Малайзии в соответствии со статьей 130 Уголовного кодекса».

Семья Озчелик утверждает, что они потеряли все, включая их дом в Конье, где они жили. Но, по крайней мере, в Швеции они чувствуют себя в безопасности. «В отличие от Косово, Швеция не является страной, в которой лидер... может запросто похитить людей», - говорит Хатидже, супруга похищенного Исмета Озчелика.

Мало что сообщалось о возможных попытках похищения гюленистов в Европе. Но и здесь они тоже не в полной безопасности, как показывает данное расследование. В частности, гюленисты находятся под давлением в Дании. В начале 2017 года датские службы безопасности, обеспокоенные безопасностью журналиста, связанного с движением Гюлена, поместили его в безопасное место на две недели. Учебные заведения движения Гюлена в стране потеряли более 1000 учеников, так как правительство Турции назвало их «школами террора».

В Швейцарии, как сообщается,вскоре после переворота в 2016 году два турецких агента потерпели неудачу в попытке похитить проживающего в Цюрихе бизнесмена, близкого к Движению Гюлена. Правительство Турции опровергло сообщения о попытке похищения, но в июне этого года шведская прокуратура выдала ордера на арест двух турецких дипломатов, которые предположительно были в этом замешаны.

Напряженность после неудачного переворота также нанесла урон на личном уровне сообществам гюленистов по всей Европе, как показывает пример из Италии. Двое детей, родившихся в семьях гюленистов, вырастут без гражданства, так как турецкие консульства в Италии отказывают им в выдаче паспортов.

В Европе

«Я боюсь других турков, которые живут здесь», - говорит Толга. «Они могут быть сторонниками режима Эрдогана». Это одна из причин, по которой нельзя раскрывать информацию о его жизни в Турции и нынешнем местонахождении.

В первый раз мы встретились с ним в кафе, на краю большой площади в центре города. Черный фургон Фольксваген въехал в поле зрения. «Я боюсь таких автомобилей», - сказал он, показывая на него. Прошло чуть больше года с тех пор, как он был освобожден из-под стражи.

Толга рассказывает о перенесенных пытках. Его глаза наполняются слезами, особенно когда он говорит о своей семье.

Толга говорит, что в самые мрачные моменты своего заключения он смирился с мыслью о смерти. Он просто надеялся, что все закончится быстро. И продолжал молиться, чтобы они не сожгли его труп. Потому что, если его семья не сможет найти его тело, им всегда придется задаваться вопросом, вернется ли он когда-нибудь к ним.

В конце концов Толга понял, что они не собираются его убивать. Охранники всегда следили за тем, чтобы он не видел их лиц. Когда его заставили покинуть камеру, они даже стояли так, что он не мог видеть их тени.

Через несколько недель допросы были перенесены на каждый второй или третий день. По-прежнему с мешком на голове, Толга начинает изучать окружение на ощупь. Стены его камер были обиты, под обивкой чувствовался металл. Это был ряд из пяти или шести камер, встроенных в большой зал, считает он. Толга мог слышать, когда кто-то снаружи проходил мимо, также он слышал голоса из соседних камер. В комнате для допросов иногда открывалось окно.Тогда доносились звуки движения, похожие на звуки магистрали.

Охранники пытались убедить Толгу сотрудничать. Они хотели, чтобы он дал показания против своей собственной организации в качестве «анонимного свидетеля». В турецкой правовой системе обвинение может полагаться на таких свидетелей. Они находятся за занавесом, их личность скрыта и никто не может оценить достоверность их показаний.

«Существует информация, которую государство не может получить правовыми путями и хочет получить ее путем похищения этих людей», - говорит правозащитник Эзтюрк Тюркдоган. «Этих людей освободили и принудили стать анонимными свидетелями».

Турецкое правосудие утратило всякое притязание на независимость после неудавшегося государственного переворота. Его действия напоминают охоту на ведьм. Обвинения предъявляются рядовым держателям счетов в банках, связанных с движением Гюлена. Тысячам сторонников Гюлена в кратчайшие сроки были вынесены приговоры о многолетнем тюремном заключении, в том числе с использованием «анонимных свидетелей». Тысячи людей до сих пор удерживаются в тюрьмах без предъявления обвинений.

«В любом случае, мы знаем о вас все», - говорили Толге охранники, намекая на движение. «Просто подтверди это и спаси себя».

Толга сделал вид, что соглашается с ними. Чтобы выглядеть более убедительно, он попросил денег. И сделал вид, что его разум пострадал от пыток. В то же время он выработал свой собственный способ подсчета дней в заключении, но когда охранники спросили его, сколько дней он провел, он дал неправильный ответ.

Однажды вечером, после более чем трехмесячного заключения, Толга, все еще с мешком на голове, был выведен из своей камеры. Он услышал, как открылась та же тяжелая раздвижная дверь, и снова оказался в фургоне.

На этот раз поездка заняла больше времени, может быть, три часа. Толга пытался запомнить каждый шум, повороты на дороге, смену передач, выбоины. В какой-то момент он понял, что они ездят кругами.

А затем он был освобожден. Охранники вернули ему одежду и вещи, которые он имел при себе, когда его похитили. Даже поддельное удостоверение личности, которое он использовал, когда залег на дно.

До освобождения Толга получил указание отправить письмо в определенное место в Анкаре в определенное время. Документ должен был содержать информацию о первых днях его задержания. Так должна была начаться его жизнь в качестве информатора турецкого государства.

Но Толга не сделал этого. Вместо этого он связался со своей семьей и снова скрылся. Через несколько недель ему удалось сбежать в Европу. Он объяснил нам детали пути своего побега.

Толга хочет, чтобы его история была известна, чтобы преступники однажды предстали перед судом. Он мечтает о том, чтобы Турция вновь стала страной, в которой поддерживается верховенство закона и в которой обвиняемые в преступлениях могут защищать себя в суде, открытом и независимом. И чтобы Турция однажды снова стала страной, в которой верховенство закона будет выше воли сильнейшего.

Black Sites Turkey