Материалы на русском

Незримые и опасные: салафиты на западе Германии

22 октября 2018 г. 14:59 329

В Северном Рейне - Вестфалии больше салафитов, чем в любом другом регионе ФРГ. В публичном пространстве они практически не видны, но по-прежнему активны и представляют угрозу для безопасности.

"Повторяй за мной", - кричит в микрофон салафитский проповедник Пьер Фогель (Pierre Vogel) - немец, принявший ислам. И раззадоренная толпой в пешеходной зоне западногерманского Оффенбаха молодая женщина следует его призыву: повторяет слова исламской молитвы. Это было в 2010 году. В Youtube до сих пор можно найти подобные ролики, которые показывают, как салафиты активно занимались миссионерством в немецких городах.

До 2016 года они демонстрировали бурную деятельность в публичном пространстве. Бородатые мужчины в шароварах и длинных кафтанах на площадях немецких городов раздавали Коран в немецком переводе в рамках вызвавшей споры акции "Читай!". Выступая в пешеходных зонах, они проповедовали радикальную версию ислама. Новых сторонников салафиты вербовали на так называемых "семинарах ислама". Новообращенные мусульмане и свободное время проводили в кругу салафитов - на организованных ими пикниках или футбольных матчах - в параллельном мире.

Салафиты в Германии: не заметны, но не исчезли

Сегодня в немецких городах больше не увидишь рекламных акций, подобных "Читай!". В 2016 году федеральное министерство внутренних дел запретило организацию "Истинная религия", которая организовывала раздачу Корана на улицах. По данным Федерального ведомства по охране конституции, "Истинная религия" придерживалась идеологии, "которая не приемлет конституционный порядок, поддерживает вооруженный джихад и является единственным в своем роде средоточием сбора и вербовки радикальных исламистов и других лиц, готовых отправиться воевать в Сирию и Ирак".

Салафиты раздают Коран во Франкфурте в 2015 году (фото вверху)

Радикальные салафиты теперь практически не видны в публичном пространстве в Германии, однако они не исчезли. "Большая часть их деятельности происходит незаметно для общества", - говорит Каан Орхон (Kaan Orhon), консультант центра "Хайят", занимающегося дерадикализацией исламистов и работающего по всей ФРГ. В Бонне его отделение расположено в небольшом помещении в одном из зданий в центре города. На звонке нет надписи "Хайят", в интернете нет адреса отделения, только номер телефона. Анонимность важна для клиентуры "Хайята" - Орхон работает с людьми, которые подверглись воздействию идеологии салафизма, теми, кто решил порвать с этим течением, а также с лицами, вернувшимися из регионов Сирии и Ирака, которые находились под контролем "Исламского государства".

"Новые сторонники все чаще рекрутируются через личные контакты, общение происходит в месенджерах WhatsApp и Telegram", - говорит Орхон. Из-за этого полиции и спецслужбам стало труднее следить за деятельностью салафитов. "Салафизм нацелен на увеличение числа сторонников", - поясняет DW глава ведомства по охране конституции федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия Буркхард Фрайер (Burkhard Freier). При этом он подчеркивает, что сейчас число новообращенных салафитов растет не так быстро, как раньше.

Не каждый салафит - без пяти минут террорист

В Северном Рейне - Вестфалии живет больше радикальных исламистов, чем в других регионах Германии. И ни в одном другом регионе страны не было такого большого числа салафитов, которые настолько прониклись радикальной идеологией, что решили отправиться воевать за ИГ на Ближний Восток. Из 1000 немецких джихадистов 300 жили в Северном Рейне - Вестфалии. И практически все теракты с исламистским подтекстом в Германии в последние годы были совершены людьми, попавшими под влияние салафитов. Одним из них был Анис Амри, в декабре 2016 года атаковавший рождественский базар в Берлине. В результате этого самого крупного теракта в Германии погибли 12 человек.

На месте теракта на рождественском рынке в Берлине, декабрь 2016 года (фото вверху)

"Конечно, не каждый салафит автоматически является террористом, но каждый исламистский террорист (в Германии. - Ред.) был салафитом". Эти слова в беседах с DW произносят самые различные люди, работающие с радикальными исламистами - сотрудники ведомства по охране конституции, консультанты центра дерадикализации или отдела по интеграции при городской администрации Бонна, который считается одним из оплотов салафизма в Северном Рейне - Вестфалии. Это течение в исламе является одним из наиболее консервативных. Его приверженцы излагают Коран дословно и ориентируются исключительно на то, как жили пророк Мухаммед и его ученики. Эта экстремистская идеология является питательной почвой крайне реакционной контркультуры, главный принцип которой - отмежевание.

Среди салафитов есть верующие, которые строят свою личную жизнь, опираясь на эту строгую интерпретацию ислама. Однако значительная часть приверженцев данного течения являются политическими салафитами, желающими создания фундаменталистского теократического государства. Они отвергают светские законы, в том числе и немецкую конституцию; признают лишь шариат как "богом данный" закон.

Решил порвать с идеологией салафизма или притаился?

Среди них есть и те, кто готов использовать насилие для достижения своих целей. Земельное ведомство по охране конституции насчитало около 3000 тысяч салафитов в Северном Рейне - Вестфалии, 800 их них считаются готовыми к насилию. Доля женщин среди салафитов составляют примерно 12 процентов, однако среди уехавших в Сирию и Ирак их оказалось 28 процентов.

Колетта Манеман

Поэтому спецслужбы уделяют больше внимания женщинам-салафитам и их детям, прежде всего, тем, кто вернулся в Германию из регионов, находившихся под контролем ИГ. Уже сейчас в боннские школы и детские сады ходят такие дети. Каан Орхон из "Хайята" считает необходимым создание для них "инфраструктуры помощи, привлечение детских психологов, а также специалистов, которые могли бы с ними говорить о религии".

Уполномоченная по вопросам интеграции в городской администрации Бонна Колетта Манеман (Coletta Manemann) работает с возвратившимися из "халифата" и их детьми. По ее словам, во всех случаях этим детям нужно уделять особое внимание со стороны ведомства по защите несовершеннолетних, а также воспитателей и учителей в детских садах и школах. "Мы должны дать шанс вернувшимся снова найти себе место в обществе. При этом мы должны быть бдительными и не допускать, чтобы они радикализовывали других детей и подростков", - говорит Манеман.

Взгляды женщин, вернувшихся из Сирии и Ирака, очень сильно различаются, делится своими наблюдениями Каан Орхон. Некоторые из них лишились всех иллюзий и полностью разочарованы. Другие остались убежденными носителями радикальной исламистской идеологии.

Иногда бывает очень трудно определить, с кем имеешь дело: с женщиной, разочаровавшейся в салафизме и решившей порвать с ним, или с женщиной, представляющей потенциальную угрозу для безопасности государства. "Особенно тяжело бывает, когда у правоохранительных органов нет достаточных доказательств, чтобы начать в отношении возвратившихся расследование по подозрению в "поддержке иностранной террористической организации" в соответствии с параграфом 129б немецкого Уголовного кодекса", - отмечает Орхон. Тогда власти не могут их обязать встречаться для бесед с консультантами центра по дерадикализации.

Вербовка салафитов в тюрьмах

В то же время немецким властям намного легче доказать вину мужчин, вернувшихся из регионов, находившихся под контролем ИГ, потому что они участвовали в боевых действиях, снимались в пропагандистских видео или хвастались своими "подвигами" в соцсетях. В немецких тюрьмах растет число заключенных, относящихся к радикальной исламистской среде. С 2013 года федеральная прокуратура возбудила 24 дела против лиц, возвратившихся из "халифата".

Буркхард Фрайер

Ответом салафитов стала организация так называемой "помощи заключенным". "Спецслужбы считают крайне опасным такую помощь заключенным", - признает глава ведомства по охране конституции Северного Рейна - Вестфалии Буркхард Фрайер. Что это за помощь? Заключенных в тюрьмах навещают и передают почту от мусульманских "братьев и сестер", в интернете организуют сбор пожертвований и подарков для семей заключенных. Такая поддержка преследует цель сохранить влияние салафитской среды на заключенных и предотвратить возможный пересмотр ими своих взглядов, считает Фрайер.

Каан Орхон из центра "Хайат" добавляет, что помощь заключенным сейчас является наиболее растущей сферой деятельности салафитов: "Все время растет число тех, кому можно оказывать такую помощь. При этом ее организаторы могут оставаться в тени, а это именно то, в чем салафиты сейчас нуждаются: действия, приносящие - пусть и не сразу - результат, которые можно совершать анонимно".

Оплот салафитов Бонн

В Северном Рейне - Вестфалии больше всего салафитов в Мёнхенгладбахе, Вуппертале, Дортмунде и бывшей столице ФРГ Бонне. Здесь не раз происходили крупные инциденты с участием салафитов, как, например, в 2012 году, когда демонстрация радикальных исламистов переросла в беспорядки. Причина: ранее на антиисламском митинге праворадикального движения Pro NRW его участники держали плакаты с карикатурами на пророка Мухаммеда. Во время ответной демонстрации исламистов один из ее участников напал с ножом на двух полицейских и нанес им тяжелые ранения.

Демонстрация исламистов в Бонне в мае 2012 года

Из Бонна еще в 2008 году уехали в регион на границе Пакистана и Афганистана братья Яссин и Мунир Хоука и там снимали видео, в которых призывали к совершению терактов в Германии. В Бонне живет радикальный проповедник Абу Дуяана, один из главных организаторов акции по раздаче Корана "Читай!". В Бонне очень часто выступали лица, известные в среде салафитов, такие, как Пьер Фогель - бывший боксер и один из самых влиятельных немцев, принявших ислам.

Борьба салафитов за молодежь

Фогель уже не так активен, как раньше. Он по-прежнему проповедует в своем видео-канале на Youtube и рассуждает об истинной вере в Facebook, однако больше не стоит перед школой в боннском районе Танненбуш. Раньше он постоянно бывал здесь, вспоминает учитель Азиз Фооладванд. Фогель дожидался конца уроков и пытался разговориться с подростками. Выходец из Ирана Фооладванд преподает в школе исламоведение. В Танненбуше более половины жителей имеют миграционные корни. А во всем Бонне, согласно последним статистическим данным, каждый десятый житель - мусульманин.

"Моя главная задача - убедить учеников в том, что на моих уроках они могут свободно рассуждать. Я пытаюсь создать им пространство для дискуссий", - подчеркивает учитель. По его словам, подростки должны понять, что религия не статична, а представляет собой динамический процесс. Для многих детей, особенно из патриархальных семей, в которых у родителей низкий уровень образования, такое представление о религии является абсолютно новым, утверждает Фооладванд.

У подростков, чьи родители - иностранцы, часто бывают проблемы с собственной идентичностью, продолжает учитель-исламовед: "Они не знают: я немец или иностранец? Я мусульманин или европеец?" Такие подростки очень легко поддаются влиянию салафитов: " В их среде они обретают себя, считают себя принадлежащими элитной группе, получают новые ориентиры в жизни". Это очень примитивные ориентиры, которые, как показывают страницы салафитов в Facebook, заключаются в ответе на два вопроса: что запрещено и что разрешено.

Бернд Баукнехт

Бернд Баукнехт (Bernd Bauknecht) тоже работает учителем исламоведения в боннской школе и знаком с окружением подростков за ее пределами. "Бывает, что в классе есть два или три ученика из семей, подверженных салафитским идеям", - говорит он. Оба педагога считают задачей всего общества борьбу за умы молодых людей. По их выражению, если подростки уже "заразились" салафизмом, то до них бывает очень трудно достучаться.

Баукнехт уверен, что усилия властей и гражданских инициатив, как, например, центров предупреждения и дерадикализации, приносят плоды: "Если три года назад подросток задавал в интернете в поисковике слово "ислам", то среди первых 10 результатов пять давали ссылки на страницы салафитов. Не потому, что так много салафитов, а потому, что они очень умело действовали".

Сейчас есть все больше исламских блогеров в Youtube, которые успешно конкурируют с салафитами за роль толкователей ислама. Они делают это на языке молодежи: прагматично, открыто, без эмоций.

Смена поколений в среде салафитов

В целом салафитская среда сильно изменилась по сравнению с 2003-2004 годами, когда она начала формироваться, констатирует Буркхард Фрайер. По его словам, тогда это была в основном немецкоязычная среда, основной целью ее активных представителей была миссионерская деятельность.

Многие из первых лидеров салафитов были "религиозными невеждами", мало знавшими об исламе, хотя и выросшими в мусульманских семьях. С годами салафиты становились все больше готовыми к проявлениям насилия, сетует Фрайер: "Высшей точки эта тенденция достигла, когда исламисты стали уезжать в Сирию, и их целью стала не борьба с демократией в Германии, а создание "халифата" на Ближнем Востоке".

Новое развитие в этой сфере, по мнению главы земельного ведомства по охране конституции, началось после военного поражения ИГ. "В настоящее время существуют целые салафитские семьи, которые постепенно укрепляют это сообщество. У нас образовался салафизм, которому больше не нужен "халифат" и идеологизация извне", - полагает Фрайер. По его словам, салафизм все больше перерастает во внутригосударственный экстремизм.

В отличие от начального периода, когда салафиты выступали в пешеходных зонах городов и новообращенные на улицах рассказывали об истинной вере, сейчас салафитская среда полностью самоизолировалась, чтобы дальше расти в параллельном обществе.

Deutsche Welle, Германия