Материалы на русском

Джамал Хашогги: арабскому миру прежде всего нужна свобода слова

19 октября 2018 г. 19:02 1074

Примечание Карена Аттиа, редактора колонки «Глобальные мнения» (Global Opinions).

Я получил эту статью от переводчика и помощника Джамала Хашогги на следующий день после того, как журналист пропал без вести в Стамбуле. Мы откладывали ее публикацию, надеясь, что Джамал вернется, и мы сможем отредактировать ее вместе. Теперь я должен признать, что этого уже не произойдет. Это последний текст Джамала, который я редактирую для «Вашингтон Пост» (The Washington Post). Он прекрасно отражает преданность и любовь этого человека к свободе, которой он страстно желал для арабского мира. Свободе, за которую он, по всей видимости, отдал свою жизнь. Я благодарен судьбе за то, что год назад Джамал выбрал своим журналистским домом «Вашингтон Пост», и нам довелось работать вместе.

Недавно я просматривал в интернете доклад «Фридом Хаус» (Freedom House) за 2018 год «Свобода в мире» и пришел к печальному выводу. В арабском мире есть только одна страна, которую можно отнести к категории «свободных». Это Тунис. Иордания, Марокко и Кувейт считаются уже «частично свободными». А остальные страны арабского мира классифицируются как «несвободные».

Выходит, что арабы, живущие в этих странах, либо не имеют доступа к информации, либо она преподносится им в искаженном виде. Они не в состоянии должным образом рассматривать и тем более публично обсуждать вопросы, которые напрямую касаются их региона и повседневной жизни. Над общественным сознанием властвует официальная государственная риторика, и, хотя многие ей не верят, подавляющее большинство населения становится жертвой этой дезинформации. К сожалению, данная ситуация едва ли изменится.

Весной 2011 года арабский мир был преисполнен надежд. Журналисты, ученые и население в целом предвкушали рождение в своих странах блестящего и свободного арабского общества. Они ждали освобождения от гегемонии своих правительств, от постоянного вмешательства и цензуры в СМИ. Эти надежды быстро рассеялись; общества либо вернулись к прежнему статус-кво, либо оказались в еще более суровых условиях, чем раньше.

Мой дорогой друг, выдающийся саудовский писатель Салех аль-Шехи (Saleh al-Shehi), написал статью, которая стала одной из самых известных публикаций в саудовской прессе. К сожалению, в настоящий момент Салех отбывает необоснованное пятилетнее тюремное наказание за комментарии, якобы противоречащие взглядам саудовского истеблишмента. Изъятие властями Египта всего тиража газеты «Аль-Масри аль-Юм» (al-Masry al Youm) не вызвало возмущения или еще какой-то реакции со стороны коллег. Действия такого рода больше не сопровождаются бурным негодованием международного сообщества и соответствующими последствиями. Они могут вызвать осуждение, но за ним немедленно последует молчание.

В результате арабские правительства получают полную свободу действий по своему усмотрению, и они будут все чаще подавлять средства массовой информации. Было время, когда журналисты верили, что от цензуры и контроля прессу освободит интернет. Но эти правительства, само существование которых зависит от контроля над информацией, в агрессивной форме заблокировали сеть. Они также арестовывают местных журналистов и оказывают давление на рекламодателей, чтобы нанести ущерб доходам отдельных изданий.

Сохранилось несколько оазисов, которые продолжают воплощать дух арабской весны. Правительство Катара как и прежде поддерживает освещение международных новостей в отличие от своих соседей, которые ратуют за контроль над информацией и за «старые арабские порядки». Даже в Тунисе и Кувейте, где пресса считается хотя бы «частично свободной», СМИ сосредотачивают свое внимание на внутренних проблемах, а не на тех, с которыми сталкивается арабский мир в целом. Они не решаются предоставить платформу для журналистов из Саудовской Аравии, Египта и Йемена. Даже Ливан, драгоценный камень в короне арабского мира, пал жертвой поляризации и влияния проиранской «Хезболлы» в том, что касается свободы прессы.

Арабский мир отгорожен от прочего мира собственным вариантом железного занавеса, который навязан не внешними, а внутренними силами, борющимися за власть. В период холодной войны «Радио Свободная Европа», со временем превратившееся в важный критический орган, сыграло ключевую роль в укреплении и поддержании теплившейся надежды на свободу. Нечто подобное необходимо сейчас арабам. В 1967 году «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) и «Вашингтон Пост» приобрели в коллективное владение международную газету «Геральд Трибьюн» (Herald Tribune), которая впоследствии стала платформой для журналистов со всего мира.

Издание, в котором работаю я, «Вашингтон Пост», выступило с инициативой перевести многие из моих статей и опубликовать их на арабском языке. За это я ему безмерно благодарен. Арабы должны читать на своем родном языке, чтобы они могли понимать и обсуждать различные аспекты демократии и трудности, с которым приходится сталкиваться Соединенным Штатам и Западу. Если египтянин прочтет статью, рассказывающую о фактической стоимости того или иного строительного проекта в Вашингтоне, он или она сможет лучше вникнуть в смысл подобных проектов в своей стране.

Арабскому миру нужна современная версия старых транснациональных СМИ, которые информировали бы граждан о событиях в мире. Что еще важнее — мы должны обеспечить арабам платформу, на которой они могли бы беспрепятственно выражать свою позицию. Мы страдаем от нищеты, плохого образования и отсутствия эффективного управления. При наличии независимого международного форума, на который не влияли бы националистические правительства, распространяющие ненависть посредством пропаганды, жители арабского мира смогли бы взяться за решение структурных проблем, которые стоят перед их обществами.

, The Washington Post, США