Материалы на русском

С такими друзьями, как Саудовская Аравия

13 октября 2018 г. 12:00 2335

Действительно ли журналист «Вашингтон Пост» Джамаль Хашогги, был убит в здании консульства Саудовской Аравии в Стамбуле, а затем его расчлененное тело отправили в Эр-Рияд на самолетах, принадлежащих наследному принцу Салману? Если Эр-Рияд не опровергнет эти обвинения, то он столкнется с серьезными дипломатическим последствиями, пишет "Американ Консерватив". Напомним, что журналист Джамаль Хашогги известен критическими высказываниями о нынешней политике Эр-Рияда.

На этой версии настаивает Турция, в распоряжении которой есть видеозапись, сделанная в консульстве, фотографии 15 агентов Саудовской Аравии, которые прилетели в Стамбул в тот день, 2 октября, и идентификационные номера их самолетов.

Версию об убийстве в здании консульства или о «выдаче» подтверждает опубликованная в газете «Вашингтон Пост» статья, где говорится, что американской разведке стало известно о планах саудовцев, то есть о том, что по приказу кронпринца они хотели выманить Хашогги из его дома в округе Колумбия и вернуть в Саудовскую Аравию. С какой целью? Если Эр-Рияд не опровергнет эти обвинения, то, вероятнее всего, он столкнется с серьезными последствиями. И сопутствующий дипломатический ущерб будет весьма значительным.

Можно будет поставить крест на любом варианте «арабского НАТО», созданного с целью противостояния Ирану и с Эр-Риядом в качестве центральной опоры. И готовность США оказывать поддержку Саудовской Аравии в ее войне против Йемена тоже окажется под большим вопросом.

Особые отношения, которые удалось наладить кронпринцу и зятю президента Дональда Трампа Джареду Кушнеру, могут кануть в лету.

Конгресс может отказать королевству в поставках оружия, которые обеспечивают работой несколько тысяч американцев, и ввести санкции против кронпринца, который является наиболее вероятным преемником 82-летнего короля Салмана.

Сегодня атмосфера, окружающая саудовского кронпринца, стала токсичной, и его восхождение на трон кажется уже не таким неизбежным, как еще две недели назад. Однако еще до исчезновения Хашогги в здании консульства поведение кронпринца Мухаммеда казалось чрезвычайно эксцентричным и непредсказуемым.

Вместе с ОАЭ он обвинил Катар в поддержке терроризма, разорвал с ним отношения и пригрозил вырыть канал, который отделит Катар от Аравийского полуострова. В знак протеста против критики ситуации с защитой прав человека в Саудовской Аравии со стороны министра иностранных дел Канады он разорвал все связи с Оттавой.

На прошлой неделе он вызвал премьер-министра Ливана Саада Харири (Saad Hariri) в Эр-Рияд, удерживал его там неделю и вынудил его подать в отставку, сославшись на влияние Ирана в Ливане. После освобождения Харири вернулся на родину и вновь занял свою должность.

Кронпринц Мухаммед, которого часто называли реформатором, открыл двери кинотеатров для женщин, позволил им водить автомобили, а потом отправил в тюрьму тех активистов, которые призывали к этим реформам. Три года назад он развязал войну с хуситами после того, как повстанцы свергли просаудовского президента и захватили большую часть страны. И с 2015 года кронпринц ведет жестокую воздушную войну, поставившую под угрозу его собственную страну.

Йемен превратился во Вьетнам Саудовской Аравии. Страной, которая является нашей главной арабской союзницей в конфронтации с Ираном (конфронтации, способной вылиться для США в еще одну войну), управляет режим, возглавляемый настолько непредсказуемым человеком, что перед нами встают чрезвычайно серьезные вопросы о том, куда мы движемся на Ближнем Востоке.

Разве нам мало тех войн, которые мы уже ведем? Разве у нас мало врагов в этом регионе — Талибан, «Аль-Каида», ИГИЛ, Хезболла, ХАМАС, Сирия, Иран — чтобы начинать еще одну войну?

А если говорить о наших союзниках в регионе, то подумайте вот о чем. Член НАТО Турция, которая выступает против наших союзников в Саудовской Аравии, возглавляет список стран по числу журналистов, оказавшихся в тюрьме. Наш союзник в Египте генерал Ас-Сиси пришел к власти в результате военного переворота и отправил в тюрьму несколько тысяч диссидентов из «Мусульманского братства» (организация запрещена в РФ — прим.ред.).

Хотя мы называем Иран «главным государством-спонсором терроризма в мире», именно в Йемене, в дела которого Саудовская Аравия вмешалась в 2015 году, сейчас сложилась катастрофическая ситуация с защитой прав человека. Более того, Иран сам страдает от террористов.

В сентябре во время военного парада в городе Ахваз на юго-западе Ирана несколько террористов открыли огонь по собравшимся, в результате чего погибло 25 военных и мирных граждан. Это стало самым кровавым терактом в Иране за последнее десятилетие.

И, подобно Афганистану, Ираку, Сирии и Ливии, Иран также страдает от межплеменной вражды: арабские сепаратисты действуют на юго-западе Ирана, белуджи — на юго-востоке, а курдские сепаратисты — на северо-западе.

США не могут просто закрыть глаза на причастность Эр-Рияда к убийству в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле журналиста, жившего в США. Но, прежде чем мы отвернемся от режима в Эр-Рияде, мы должны спросить себя, что будет, если Дом Сауда пошатнется или падет.

Когда в 1952 году в Египте был свергнут король Фарук, мы получили Нассера. Когда в 1958 году в Багдаде свергли молодого короля Фейсала, мы получили Саддама Хусейна. Когда в 1969 году в Ливии свергли короля Идриса, мы получили Каддафи. Когда в 1974 году в Эфиопии свергли и убили Хайле Селассие, мы получили полковника Менгисту и массовые убийства. Когда в 1979 году в Иране свергли шаха, мы получили Аятолла.

Как показал опыт Первой мировой войны, в результате которой четыре империи прекратили свое существование, войны губительны для монархий. Если в Персидском заливе начнется новая масштабная ближневосточная война, вероятнее всего, некоторые арабские короли, эмиры и султаны падут.

И, как показывает история, после падения монархий к власти редко приходят демократы.

Патрик Бьюкенен, The American Conservative, США