Материалы на русском

Россия: Будущее «зеленой» энергетики поставлено под сомнение

29 июля 2018 г. 12:33 487

Пока в мире наращивают мощности возобновляемых источников энергии, российские власти решают, продолжать ли ее поддержку.

Пока в мире наращивают мощности возобновляемых источников энергии, российские власти решают, продолжать ли ее поддержку. Эта неопределенность беспокоит участников рынка, которым в случае отмены соответствующей госпрограммы придется плохо.

Нерешительность российских властей вызвана появлением возможного избытка мощностей в электроэнергетике, при котором, по их словам, солнечные панели или ветряные мельницы окажутся не нужны.

В отличие от других стран, где альтернативная энергетика направлена на снижение негативного влияния на природу, Россия хочет развивать производства для завоевания мирового рынка оборудования «зеленой» энергетики. Правда, особых успехов на этом поприще пока достичь не удалось, и перспективы туманны: многие европейские компании, пошедшие по аналогичному пути, уже закрылись из-за невозможности выиграть конкуренцию с Китаем в этом вопросе.

Место России в мировой «зеленой» энергетике

Рекордный рост мощностей возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мире зафиксировали в 2017 году специалисты международной ассоциации REN21, которая была создана для изучения такой энергетики. Суммарная мощность «зеленых» электростанций увеличилась почти на 9% (на 178 ГВт) по сравнению с 2016 годом, говорится в отчете организации. Наибольший прирост обеспечили новые солнечные электростанции (55%), мощность которых превысила появившиеся в этом году атомные энергетические объекты, а также объекты, работающие на традиционных источниках энергии.

На фоне общемировых цифр вклад России более чем скромный. По данным Минэнерго, в 2017 году введено в эксплуатацию 100 МВт солнечных электростанций, а также первый крупный ветропарк в Ульяновской области мощностью 35 МВт. В общем объеме генерации альтернативная энергетика в России занимает 0,23% (1 ГВт).

Для сравнения: мощность альтернативной энергетики в мире достигла 2195 ГВт (26,5% мировой электроэнергии).

При этом эксперты REN21 обращают внимание, что развитие такой энергетики напрямую зависит от политической воли. Но для властей России это не является первостепенной задачей в сфере энергетики.

«Мы не гонимся за объемом мощности, это не является основной задачей в России, — заявил в июне 2018 года первый замглавы Минэнерго Алексей Текслер. — И понятно почему: у нас есть традиционные источники энергии, они пока более дешевые и для наших потребителей являются более эффективными».

Как началось развитие «зеленой» энергетики

Альтернативная энергетика в России должна была получить стимул к развитию благодаря господдержке. В 2009 году правительство утвердило соответствующую программу до 2020 года (впоследствии ее продлили до 2024 года). Для привлечения инвесторов в энергетику (не только в «альтернативную») разработали механизм, который позволяет инвесторам окупать расходы за счет повышения стоимости своих услуг (максимум на 10%) в течение 15 лет. То есть фактически господдержка заключается в финансировании таких проектов из кармана потребителей.

Первые современные солнечные и ветровые электростанции появились только в 2015 году, а в следующие два года на рынок возобновляемых источников энергии вышли крупные, в том числе иностранные инвесторы. В 2018 году даже возникла конкуренция на рынке таких электростанций. На конкурсе по отбору проектов для оптового рынка электроэнергии объем заявок по ветровым станциям в 2,5 раза превышал квоту (при лимите в 830 МВт было подано заявок на 2,2 ГВт), по солнцу — в 3,5 раза (554 МВт против 150 МВт).

Кто развивает альтернативную энергетику

Основной игрок на российском рынке солнечной энергетики — компания «Хевел», совместное предприятие Реновы и Роснано, которое занимается производством и установкой солнечных электростанций. Судя по ее сайту, в России у компании около 16 крупных станций, которые поставляют электроэнергию в общую сеть или питают крупные объекты (как, например, нефтеперерабатывающий завод Лукойла в Волгограде).

В мае 2018 года компания заявила о планах строительства в Калмыкии солнечной электростанции мощностью 75 МВт. Для выполнения обязательств по локализации производства в 2017 году «Хевел» провела модернизацию завода солнечных модулей в Чувашии, вдвое увеличив его мощность (до 160 МВт). В 2019 году компания планирует начать выпуск двухсторонних солнечных модулей.

Второй крупный игрок на рынке солнечной энергетики — ООО «Солар Системс» (дочерняя фирма китайской Amur Sirius). В сентябре 2017 года она запустила первую солнечную станцию на 15 МВт в Астраханской области, в мае 2018 года — вторую. До 2020 года компания планирует построить 17 солнечных парков общей мощностью 335 МВт в Астраханской и Волгоградской областях, Ставропольском крае, и республиках Калмыкия и Башкортостан. Суммарный объем инвестиций во все ее проекты — 44 млрд рублей.

Для локализации производства кремниевых слитков и пластин, используемых в солнечных модулях, в 2016 году компания построила завод «Солар Кремниевые технологии» в Московской области.

На рынке ветроэнергетики три крупных игрока — Росатом, финская компания Фортум и итальянская Энел. В 2017 году Фортум и Роснано учредили Фонд развития ветроэнергетики, который сразу получил право на строительство ветряных электростанций на 1 ГВт в семи регионах России. В январе 2018 года Фортум и Роснано запустили в Ульяновской области первый в стране подключенный к оптовому рынку ветропарк мощностью 35 МВт. Поставщиком оборудования стала датская фирма Вестас, которую также привлекли к локализации производства оборудования для ветроэнергетики.

Предпринимаются значительные усилия по локализации производства комплектующих для ветроэнергетических установок.

В ноябре 2017 года компания Новавинд (дочернее предприятие Росатома) и голландский производитель ветроустановок Лагервэй создали совместное предприятие «Ред винд». Компания отвечает за поставки ветроустановок «под ключ» и послепродажную поддержку, а также займется реализацией программы локализации производства. Другая «дочка» Росатома — «ВетроОГК» — занимается строительством ветропарков. Как сообщает пресс-служба губернатора Ставропольского края, ВетроОГК планирует построить в регионе четыре ветропарка суммарной мощностью 260 МВт за 26 миллиардов рублей.

Наконец, в феврале 2018 года дочерняя фирма итальянской Энел, «Энел Россия», подписала соглашение о строительстве ветропарка мощностью 90 МВт в Ростовской области. Инвестиции в проект составят 132 млн евро. Поставкой оборудования, а затем и локализацией производства для будущего ветропарка займется международный концерн Siemens Gamesa. Ввод ветропарка в эксплуатацию запланирован в 2020 году.

Кроме этого, компания «Энел Россия» хочет реализовать в Ставропольском крае проекты в сфере ветроэнергетики на 300 МВт. Соглашение об этом подписано с властями региона в мае 2018 года.

Что тормозит развитие «зеленой» энергетики

Участников рынка возобновляемых источников энергии волнует дальнейшая судьба программы господдержки, которая заканчивается в 2024 году. Правительство еще не определилось с дальнейшим курсом. «Энергетика — высокоинерционная отрасль, поэтому сегодня всех волнует, что будет за горизонтом 2024 года. Ошибка при определении его [механизма поддержки] объема на период 2025-2035 годов может подорвать все полученные результаты», — написал на своей странице в фейсбуке глава Роснано Анатолий Чубайс.

Причины, по которым власти затягивают решение о продлении программы, определил первый замглавы Минэнерго Алексей Текслер в июне 2018 года. Он заявил, что ведомство планирует продолжить программу, сейчас обсуждается ее объем и размеры. Однако, по его мнению, основная проблема заключается в снижении динамики электропотребления в стране. При базовом сценарии оно будет расти всего на 0,5% в год вместо прогнозируемых ранее 3-4%. В таких условиях может возникнуть избыток мощностей.

«Мы построили современные генерации, при этом у нас за [более] 20 ГВт невостребованных энергомощностей. Самый важный вопрос — кто за это заплатит», — добавил Текслер.

Компенсации инвесторам в сфере ветряной энергетики платит не государство, а потребители электроэнергии, в частности крупные промышленные предприятия, за счет повышенных тарифов.

«То есть крупные участники рынка должны сбрасываться на развитие возобновляемой энергетики в России. Данный механизм скорее похож на кнут, чем на пряник, и не приводит к органическому рыночному развитию альтернативной энергетики», — сообщил Илья Завалеев, директор компании HPBS, которая занимается консалтингом в сфере «зеленых» проектов и энергоэффективности.

Следует отметить, что власти России поддерживают альтернативную энергетику не по той же причине, по которой это происходит в других странах. В большинстве развитых государств это связано с желанием снизить негативное влияние на окружающую среду, в то время как в России главная цель — создать технологическую и производственную базу, которая будет конкурировать на мировом рынке энергетического оборудования. Этим, видимо, объясняется и введения жестких требований к локализации оборудования, и штрафные санкции за нарушение этого обязательства.

«Важно, чтобы российские солнечные панели и ветростанции стали экспортным продуктом и были востребованы в мире как лучшие образцы», — заявил Текслер.

Однако эти цели могут оказаться несколько оптимистичными.

В связи с таким курсом российских властей следует указать на банкротство немецкой компании Соларуорд — последнего в Германии крупного производителя солнечных батарей, который, как и многие другие европейские компании, не выдержал конкуренции с китайскими производителями.

Кроме того, по расчетам Роснано, даже если государство продлит программу поддержки до 2035 года, доля «зеленой» генерации в России достигнет скоромных 5%. А если сроки действия программы будут сокращены, это приведет к цепочке банкротств компаний, работающих в сфере альтернативной энергии. За этим может последовать обвал всего сектора с последующей утерей научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, что не только поставит крест на планах по налаживанию масштабного экспорта, но приведет к полному переходу на импорт оборудования, заявили в компании.

Алина Мусина, EurasiaNet, США