Материалы на русском

Путин видит будущее России в укреплении связей с Востоком

22 марта 2018 г. 14:40 230

В центре внимания окажутся альянсы с Китаем, Турцией и другими странами, которые отвергают западные ценности.

оссия потратила почти две недели на то, чтобы пустить пыль нам в глаза. Посол Кремля в Евросоюзе с ухмылкой говорил о том, что Великобритания, возможно, сама отравила Сергея Скрипаля, потому что лаборатория «Портон-Даун» находится всего в восьми милях от Солсбери. В своем саркастическом твите российское посольство предложило отправить на место преступления Эркюля Пуаро, поскольку Великобритания пока так и не сумела представить никаких доказательств. Появилось множество ироничных хештегов, сочиняемых на фабриках троллей. Как утверждают бойцы информационной войны, Великобритания организовала это покушение, чтобы отвлечь внимание от Брексита.

Вполне возможно, все это является всего лишь неуклюжей пропагандистской операцией, но я вижу здесь нечто большее: Россию не волнует реакция Великобритании, она больше не хочет прилагать дипломатические усилия, потому что в течение следующего президентского срока Владимира Путина Москва развернется на восток, а не на запад. Основополагающая идея первых лет президентства Путина, когда казалось, что Россия сможет легко стать частью международного порядка, осталась в прошлом. В 2003 году российский президент объявил, что Европа станет «естественным, самым важным партнером» России.

После расширения Евросоюза на восток в 2004 году протяженность российской границы со странами ЕС достигла 2,2 тысячи километров. Россия гордилась своим членством в Большой восьмерке. Но все это испарилось вместе с фантазиями Путина о том, что он сможет повторить грандиозную сделку, заключенную Петром Великим и Екатериной Великой — открыть Россию перед Западом в обмен на помощь в модернизации его родины. Вместо этого теперь он будет налаживать отношения с теми странами, которые, как и Россия, открыто отвергают западные ценности и институты.

Он будет налаживать отношения с Турцией — и не только как с партнером, с которым необходимо разделить сферы интересов в Сирии. Цель Путина — заставить президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана еще больше отдалиться от западной орбиты. В частных беседах дипломаты уже называют Анкару Nino, то есть членом НАТО только на бумаге.

Путин продолжит налаживать отношения с Китаем в попытке найти баланс между экономической мощью и охватом Китая и военной готовностью Москвы. Путин, который ранее с подозрением относился к китайскому проекту «Один пояс — один путь», теперь усматривает в нем возможность консолидировать влияние России в центральноазиатских республиках. Сделка века будет заключаться в том, что России будет позволено стать главным дипломатическим посредником и гарантом безопасности в Евразии, а Китай сохранит за собой статус главного экономического игрока в регионе.

Неужели Запад потерял Путина? Он никогда нам и не принадлежал. Западная Европа интересует Путина лишь как территория, которую можно разделить и парализовать. Политика Москвы в отношении Запада заключается в том, чтобы настраивать тех, кто зависит от поставок российских энергоресурсов (Германия, Болгария, Словакия, Италия), против тех, кто пытается реализовать программу энергетической безопасности. Россия настраивает атлантистов, которые исправно вносят вклад в бюджет НАТО (Великобритания, Польша, Эстония), против тех, кто выступает за европейскую армию. И она использует трения, возникающие между «нелиберальными» центральными европейцами и франко-германским центром. Московские аналитики считают отношения между Америкой Дональда Трампа и Европой нестабильными. И, если Москва найдет способ расколоть консенсус истеблишмента, сложившийся после окончания войны, она это сделает.

Коротко говоря, Запад превратился в площадку для разного рода проделок и манипуляций, перестав быть краеугольным камнем порядка. Если и будет какая-то модернизация, то она произойдет не благодаря сделкам с немецкими производителями автомобилей, а путем скачка на следующую фазу технологической революции. Путин, который, по слухам, не пользуется даже электронной почтой, четко заявил о том, что Россия должна активно заниматься созданием искусственного интеллекта. «Тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира», — сказал он. Он делает ставку на «путинское поколение» — умных, быстро растущих детей его соратников, которые смогут ускорить дигитализацию России и вдохнуть жизнь в экономику.

Стиль правления Путина тоже должен измениться. Он просыпается, плавает, собирает своих помощников и соратников там, где он находится в данный момент, и ведет правительственные дела, не делая никаких записей. Его увлекает только внешняя политика. В ближайшие шесть лет он надеется перестроить отношения между Востоком и Западом, объявив их неэффективными. Пока расколотая Европа ссорится с расколотой Америкой, России с ее стремительно растущей армией ничто не угрожает.

В Китае и Турции он нашел альтернативную модель будущего, которая не зависит от необходимости имитировать западные институты и поддерживать утомительные стандарты защиты прав человека. Путин, Си Цзиньпин и Эрдоган предпочитают действовать незамысловато: они сажают в тюрьму или изгоняют оппонентов, подавляют гражданское общество, заставляют СМИ молчать, ведут наблюдение за интернетом и выдвигают обвинения в коррупции против тех чиновников, которые демонстрируют недостаточно уважения.

Возможно, Путин думает, что именно он вдохновил Си. Си практически наверняка считает Путина и его слабую экономику младшим партнером. Но они продолжают укреплять свои связи, заключая крупные сделки на поставки газа, нефти, оружия и на исследования космоса. Что касается Эрдогана, то отношения с ним были не слишком гладкими. Русские воевали с турками более 10 раз начиная с XVI века, и в основе всех тех войн лежал один вопрос: где проходят границы Османской империи в Европе? Но было время — в 1920 году — когда большевики сотрудничали с Ататюрком в его войне против западных держав. Именно этот дух российские дипломаты постараются воскресить в течение последнего президентского срока Путина.

Сможет ли Путин перенаправить компас России на восток? Если у него не получится, станет ли он добрее к нам, позволит ли нам чувствовать себя в большей безопасности? Западная политика долгое время основывалась на том, чтобы либо постараться перетянуть его на нашу сторону, либо дождаться того момента, когда его место займет его преемник, который снова поведет Россию в нашем направлении. После 20 лет путинского неумелого управления, обмана, вторжений и убийств нам следует быть более осмотрительными.

Роджер Бойес, The Times, Британия